Белый пес и вокзал

Под сводами шумливого вокзала
Из двери в дверь метался белый пес
Людской поток, толпа его пугал
И незнакомый запах резал нос

Его гоняли тетки-истерички
Визгливо вереща: «Пошел! Пошел!»
А он боялся воя электрички
И трепетал, бедняга, всей душой

Он напряженно вглядывался в лица
И, вытянувшись в струнку, замирал
Пес знал, что он не может ошибиться:
Вот-вот вернутся те, кого он ждал

С ним скудными объедками делились
Все больше – сердобольные бомжи
Но гордая собака сторонилась
Подачек жалких, пусть и от души

Не замечал, что стал худым и грязным
Порезанную лапу поджимал
Всей кожей остро чувствуя опасность
Забившись под платформу, ночевал

Никто не знал, что пес совсем недавно
Был счастлив, был накормлен и согрет
Его любили, называли славным
И он не знал ни горестей, ни бед

Он охранял, как ценные трофеи
Хозяев вещи – жизнь готов отдать
Они пришли с билетами, и с шеи
Ошейник сняв, сказали строго: «Ждать!»

И пес, хвостом растерянно виляя
Смотрел им вслед, пытаясь осознать
За что оставлен на чужом вокзале
Жаль, что собакам не дано понять

Что люди могут лгать и притворяться
Оправдывая полностью себя
И подчиняясь «воле обстоятельств»
Они не обернутся, уходя

А пес все ждал, надеясь на удачу
Теряя силы, веру – не терял
Хозяева уехали «на дачу»
Что – навсегда, об этом он не знал…

"Сумбур "

 

 


 

 

 

Щенок

Его купила девушка на птичке.
Щенок был счастлив и хотел лизнуть.
Его продавший скупщик по привычке
Взяв деньги, постарался улизнуть.
Она была в восторге, улыбалась.
Он быстро рос весёлым, не больным.
Но с ним она совсем не занималась.
Он вырос бестолковым и шальным…

Был баловнем, повесой, шалопаем.
Он всех любил и не имел врагов.
Встречал и провожал хозяйку лаем.
И терпеливо ждал её шагов.

Хозяйке нравилось, когда они гуляли,
Что замечают все теперь её.
А если к ней когда-то приставали,
Пес смело заступался за неё.

Ему дрессуры трудно доставались.
Он всех любил. И всех хотел лизнуть.
От всех команд, которые давались,
Всегда старался тихо улизнуть.

Тогда хозяйка в клуб вступить решила.
Чтоб на вопросы все найти ответ.
На выставку пойти с ним поспешила.
Ведь он красавец – в этом спору нет.

На выставке он в ринге шел последним.
Он рад был всем и поводок тянул.
Судья сказал, оценку дав соседним,
Что до стандарта он не дотянул.

Там всем подарки разные дарили,
И с ринга не ушел никто пустой.
Его же с ринга просто удалили.
Сказали, непородный он… - простой.

Сказали, что ходить он не умеет.
Что хэндлер из хозяйки – никакой.
И что судья понятий не имеет.
Представлен пес породы был какой.

Она его от злости отхлестала…
А он чудак понять никак не мог.
За что его любить та перестала.
И угодить хотел, как только мог.

Сначала его думала продать.
Потом хорошие искала руки…
Потом решила хоть куда отдать…
Кому угодно лишь бы на поруки…

Опять попал он к скупщикам на птичке…
Пес всех любил… И всех хотел лизнуть…
Смахнув слезу рукою по привычке…
Хозяйка поспешила улизнуть...

Пес вырывался и истошно выл.
Был бит жестоко и неоднократно.
Но всё равно хозяйку не забыл.
Скулил и выл… и звал её обратно.

А скупщик с ним жестоко обращался…
И дал понять: собачья жизнь - не рай….
Но через пару дней с ним распрощался,
Продав кому-то охранять сарай.

Пес всех любил… и охранять не мог …
Он только выл с тоски на всю округу…
Терпел хозяин новый сколько мог…
Потом отвел к ветеринару другу…

Над псом склонился со шприцом детина...
Чтобы закончить пса короткий путь.
И равнодушно дозу детилина
Вколол собаке, предложив уснуть…

А пес лизал протянутые руки.
Как будто он людей благодарил.
За избавление его от муки,
Жить без хозяйки, что боготворил…
***************************
Надеюсь, всем ответ держать придется.
За то, что каждый в жизни натворил.
И нам когда-то встретить доведется
Тех, кто при жизни нас боготворил.


В ответе мы за тех, кого учили!
За тех кого разводим продаём!
За тех, кого когда-то приручили!
За тех кого так часто предаём...

Друзей не выбирают ради моды.
Ведь красота душевная без лиц.
И верность не зависит от породы.
А преданность собачья без границ…

Михаил Овчаренко. 01.11.2007. Самара.

 

 


 

 

 

Одинокая птица над полем кружит.
Догоревшее солнце уходит с небес.
Если шкура сера и клыки что ножи,
Не чести меня волком, стремящимся в лес.

Лопоухий щенок любит вкус молока,
А не крови, бегущей из порванных жил.
Если вздыблена шерсть, если страшен оскал,
Расспроси-ка сначала меня, как я жил.

Я в кромешной ночи, как в трясине тонул,
Забывая, каков над землей небосвод.
Там я собственной крови с избытком хлебнул -
До чужой, лишь потом докатился черёд.

Я сидел на цепи и в капкан попадал,
Но к ярму привыкать не хотел и не мог.
И ошейника нет, чтобы я не сломал,
И цепи, чтобы мой задержала рывок.

Не бывает на свете тропы без конца
И следов, что навеки ушли в темноту.
И еще не бывает, чтоб я стервеца
Не настиг на тропе и не взял на лету.

Я бояться отвык голубого клинка
И стрелы с тетивы за четыре шага.
Я боюсь одного - умереть до прыжка,
Не услышав как лопнет хребет у врага.

Вот бы где-нибудь в доме светил огонек,
Вот бы кто-нибудь ждал меня там, вдалеке...
Я бы спрятал клыки и улегся у ног.
Я б тихонько притронулся к детской щеке.

Я бы верно служил, и хранил и берег -
Просто так, за любовь! - улыбнувшихся мне...
...Но не ждут, и по-прежнему путь одинок,
И охота завыть, вскинув морду к луне.

 

 

Стихи о собаках

Сверкают белизной изысканные брыжи,
Контрастно выступив на фоне темно-рыжем,
И ноги стройные и крепки и сильны,
И грудь вздымается, как взлет морской волны.

Подробнее...

Мост радуги (притча)

На самом краю небосклона есть место, называемое Мостом Радуги. Когда животное умирает, особенно если оно было очень любимо кем-то в этой жизни, оно попадает на Мост Радуги.

Подробнее...
Колли-команда: в добрые руки отдаем колли, шелти, метисов — взрослых собаки и щенков